Nadin (good_toy) wrote,
Nadin
good_toy

Послеродовой период в роддоме

9 сентября в 17:00 я очнулась после наркоза в какой-то палате на двух человек, укутанная несколькими одеялами, с грелками в ногах и льдом на животе, со всех сторон меня окружали провода (позже я выяснила, что это были: капельница, катетер мочи, какой-то прибор, который автоматически мерит давление, и прибор, который измеряет пульс с пальца). Две первых мысли - ужасно хочется пить и надо позвонить Максу. Зашла медсестра и спросила, объяснить ли мне, где я нахожусь. Она рассказала, что это отделение интенсивной терапии, и что меня сюда привезли, т.к. я потеряла много крови. Я попросила попить, мне ответили, что много пить пока нельзя, и принесли треть кружки воды. После этого я позвонила Максу, правда язык после наркоза меня еще не очень слушался. Макс сказал, что уже дозвонился в роддом, и ему уже все рассказали: мальчик, рост, вес, когда я родила. Он посоветовал мне больше никому не звонить и отдыхать - он всем сам позвонит и все расскажет. Я согласилась, т.к. была еще не совсем в адеквате с кем-то разговаривать.
В этот вечер мне еще давали немножко попить. Приносили кашу, сразу после того, как я очнулась, но я не смогла ее есть, а потом ее унесли, а часов в 9 вечера у меня проснулся аппетит. В общем, так и не поела я ничего в этот день.)
Мою первую соседку по палате куда-то увезли, привезли другую девушку. Мы с ней разговорились, оказалось, что рожала она по контракту, и что во время родов у нее возникли проблемы с давлением. Посмеялись, что у нас были разные акушерки, а говорили они нам одинаковые фразы: "тужься сильнее - ребенок страдает", "ты тужишься лицом, а надо животом" и т.п.
Мне долго не разрешали повернуться на бок, а попа у меня уже так затекла, что я не могла лежать. Ночью пришла медсестра, и я в очередной раз спросила ее, можно ли мне повернуться, на что она резко ответила: "Поворачивайся, если невтерпеж!" Тогда я повернулась и смогла заснуть.
Утром мне что-то вкололи, и я проспала весь следующий день до 5 вечера, пока меня не перевезли в послеродовую палату.
Моей соседкой в послеродовой палате оказалась чеченка, с которой я уже лежала в дородовой. Условия были хорошими-блок из двух комнат, в каждой по два человека, на блок - отдельный душ и отдельный туалет.
Мне сказали сначала пару раз попробовать встать с кровати, если все хорошо - снимут катетер, и я смогу пойти за ребенком. Мне не терпелось уже узнать, как там мой Кирюша, поэтому я встала, позвала медсестру и поплелась по стеночке в детское отделение (вместе с моей многострадальной соседкой).
Я думала, малышей нужно будет забрать ненадолго, но ЦПСиР, видимо, приветствует совместное пребывание мамы и малыша в роддоме, поэтому нам отдали наших малышей с концами. Медсестра из детского отделения только бегло показала нам, как подмывать и пеленать малышей.
А забрали мы их голодных. Малыши кричат. Как их кормить? Я пыталась покормить молозевом, но не могла понять: у меня его нет или я не могу правильно ему его дать? У моей чеченки тоже ничего не получалось. Вызвали медсестру, она пообещала позвать медсестер из детских отделений, но их долго не было, а малыши кричали. В итоге я вывезла Кирюшу в боксе в коридор и поймала сама медсестру. Она зашла в палату и показала, как нужно давать грудь. Кирюша заснул, а я с первым опытом кормления смогла выдохнуть.
В этот день я покормила его молозевом еще один раз. Где-то в 11 вечера мы с ним заснули, лежа на одной кровати и проспали до 7 утра. Помню, что я чувствовала, что мы с Кирюшей какие-то брошенные и никому не нужные - одинокие на всем белом свете.) У чеченки девочка всю ночь кричала, но мы, несмотря на это, спали.
Нам с соседкой давалось все очень сложно. Она тоже была слаба после родов, и у нее были проблемы с тем, чтобы сходить в туалет по-маленькому. Вообще многие в нашем роддоме после родов без катетера не могли ходить в туалет по-маленькому, но меня хотя бы эта проблема обошла. Как мы справлялись с моей чеченкой - сейчас я об этом вспоминаю с улыбкой. А тогда это были кричащие по очереди дети; мы, маленькими шажками передвигающиеся по стеночке в столовую... Когда я впервые дошла до столовой, я думала, что упаду. Хорошо, что у меня была своя тарелка, и бабушка на раздаче разрешала нам брать еду с собой. Тогда мы кое-как доходили обратно до нашей палаты и кушали, лежа. Потом я когда-то пропустила завтрак, а на мою чеченку накричала женщина, сменившая эту бабушку. Она заявила, что выносить еду с собой нельзя даже в своих тарелках. А на недоумение соседки по поводу того, что она не может сидеть, эта "добрая" женщина заявила: "Ну и что, у меня тут половина стоячих ходит!!"))
Ой, вообще, столовая - это отдельная тема. Меня всегда очень удивляло меню, которое совсем не подходило для кормящих мам. Однажды разливали какао, а я спросила: "А разве кормящим это можно?" На что мне был дан четкий ответ: "Вы что, думаете, что у нас тут одни - кормящая??!!"
В общем, последние дни я кое-как доходила до столовой, кое-как выстаивала там, пока ела левой рукой (потому что правая в функционировании мне отказала), а потом уже в полуобморочном состоянии шла обратно в палату...
Не знаю даже с чего начать, чтобы объяснить, как тяжело мне дались эти 4 дня в послеродовой. Помимо общей слабости из-за низкого гемоглобина, болей правой руки из-за капельниц и уколов (оказалось, что у меня была гематома), болей в промежности и невозможности сидеть, у меня еще ужасно болели соски (т.к. появились на них трещины), и были проблемы со стулом - я не могла сходить в туалет по-большому. Как в таком состоянии новоиспеченной и неопытной маме справиться с малышом? Я не могла даже его нормально левой рукой поднять. Я не успевала поделать свои процедуры, т.к. Кирюша плакал, и нужно было его или кормить, или пеленать, или подмывать, или просто успокаивать... Я все время была на нервах, и каждую секунду готова была разреветься.
Первый срыв у меня произошел 12 сентября. Я надеялась, что в этот день меня выпишут. Но пришла другая врач и сказала, что никакой выписки мне не светит после реанимации и что выпишет она меня только в среду! Когда я это услышала, у меня брызнул целый фонтан из глаз... Я так надеялась на скорую помощь мамы и Макса, а мне нужно было "выживать" самой еще двое суток. Тут же пришли педиатры смотреть Кирюшу, а я его только уложила (как обычно пришли вовремя), пришлось распеленовывать, он расплакался... У меня самой слезы текут: мне и его жалко, и себя... Медсестры спрашивают, что у меня случилось, я отвечаю, что надеялась выписаться...) Зашла опять моя врач и сказала срочно узнать данные по моему предыдущему больничному (т.к. она готовила мне дополнительный на 2 недели, в связи с осложненными родами). Картина маслом: Кирюша орет на весь роддом, я, вся заплаканная, пытаюсь дозвониться в отдел кадров Кока-Колы, ищу по всем кабинетам ручку, чтобы заполнить эту бумажку... Врач, когда заходила ко мне второй раз, увидела, что я плачу и сказала, что максимум она может выписать меня во вторник, но никак не сегодня.
В понедельник выписали всех моих соседок, даже чеченку, несмотря на то что она родила позже меня, ей тоже делали разрез, и она тоже была слаба. Я до выписки осталась одна вообще на весь блок, условия - как у рожающих по контракту! Но меня ничего не радовало. Во вторник пришла врач, спросила про жалобы, я ей рассказала про руку, которая ужасно болела и не давала мне спать. Она сказала, что пригласит хирурга посмотреть (позже он пришел и сказал, что у меня гематома и чем мазать), сказала также, что гемоглобин у меня еще низкий и уточнила, точно ли я хочу выписываться? Я ответила, что одной левой рукой не могу поднять своего ребенка, а дома мне помогут, поэтому - точно.
После того случая в понедельник, когда я разревелась при всем медперсонале, у меня было еще несколько срывов. Не знаю, это были гормоны, или мне было так жаль себя и Кирюшу, которому не очень повезло с новоиспеченной мамой. Пару раз, рассказывая о себе Максу или Юле по телефону, я не смогла сдержать слез. А в последний раз я расплакалась в день выписки, когда увидела Макса, маму и Димку. Когда нас привезли домой, я не могла поверить в свое счастье. Мне казалось, дома так хорошо, уютно, спокойно, и мне ничего не нужно было делать, кроме как кормить Кирюшу. Молоко у меня, кстати, пришло в день выписки.
Должна отметить, что ни до родов, ни во время, ни после я не заплатила никому из медперсонала ни копейки. И не потому что я жадная, а просто даже случая не представилось. Не было ни от врачей, ни от медсестер никаких намеков в духе: заплати, тогда мы тебе поможем. Мне кажется, что в Москве эту проблему коррупции в медицинской сфере все же частично решили.
Но люди попадались разные. Было очень много приветливых и добрых врачей и медсестер, и таких, к моей радости, большинство. Но были и откровенно вредные. Первая вредная дама, которая мне попалась - та, что ставила мне клизму перед родами. Она реально психовала на меня, но мне было не до ее истерик, так как меня мучали схватки. Потом были два человека в отделении интенсивной терапии - мужчина и женщина, мне даже показалось, что они - муж и жена, так похоже было их поведение и упреки. Например, они психовали, видя, что мы берем телефон в руки и говорили, что если после 12 ночи увидят нас с телефонами - отберут. Разговаривать по телефону вообще было нельзя, отмазка - у моей соседки давление, хотя друг с другом они разговаривать нам разрешали. Ну и еще не очень приветливые были медсестры в детском отделении. Меня вообще поражала их работа. В боксах дети кричат, а они сидят спокойно, ничего не делают. А подойдешь к ним с вопросом, так они сделают такой вид, как будто ты их вообще от работы отвлекаешь. Была только одна добрая детская медсестра, которая согласилась побыть с Кирюшей, пока мне ставили капельницу. Ну а в остальном - все хорошие. Наши медсестры в послеродовом - просто добрейшие люди, медработницы от Бога!)
Сейчас я вспоминаю свои роды и послеродовой период в роддоме как сплошной ад.) Пойду ли я второй раз рожать? Нет! Не знаю, как люди подписываются на такое повторно? Говорят, вторые роды легче переносятся, но зная, что было в первые, надо быть героем, чтобы не побояться вторых... Как наши прабабушки без конца рожали по 10 детей? Как они их кормили своим молоком, раньше не было проблем с грудью? Сейчас я понимаю, что все женщины - большие герои, очень много страданий перепадает на нашу женскую долю. И почему такие важные в жизни процессы, как роды и кормление, у нас проходят так болезненно и сложно, почему нельзя было все это придумать как-то поприятнее?
Хорошо, что Макс хочет только одного ребенка. Теперь и я хочу одного.) Ну а если вдруг он изменит свое мнение, я буду рожать только с КС - платно, еще как-то, но рожать сама, да еще и без обезболивающих - никогда больше! Возможно, я себя очень жалею, или я очень чувствительна и впечатлительна. Ведь не у всех роды проходят так болезненно. И не у всех с осложнениями. И не всем так сложно справляться с малышами в роддоме, как было сложно мне.
Это все ерунда, все то, что я пережила. Главная моя награда за все мои муки - Кирюша здоров и все с ним хорошо (тьфу тьфу тьфу)! Это самое главное и больше для нас ничего не важно.







Tags: Беременность и роды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments