Nadin (good_toy) wrote,
Nadin
good_toy

Как проходили мои роды

По поводу своих предстоящих родов я была настроена очень оптимистично.

Я не смотрела никаких страшных роликов, не читала никаких отзывов рожавших и даже не прислушивалась к советам многочисленных подруг и знакомых, которые почему-то раздавали их без спроса. Я была уверена в том, что роды у меня пройдут более или менее легко и безболезненно.) Как же я ошибалась, закоренелая оптимистка.)

Как всё началось. Естественные роды у меня так и не наступили. В пятницу, 9 сентября, ровно в 41 неделю я должна была лечь на госпитализацию (стимуляцию родов), т.к. считается, что перехаживать после 41-й недели не очень хорошо.

Я думала в четверг подготовиться как следует к родам (например, подстричь себе ногти), мы планировали напоследок с Максом устроить "прощальный ужин" в четверг - наесться всяких вкусняшек перед предстоящим длительным кормлением. Но в четверг рано утром я проснулась от невыносимой головной боли (в последний раз у меня такое было только в 1 триместре). Идти на свежий воздух уже было поздно, т.к. я проснулась уже на той самой своей стадии тошноты. В итоге все утро и до обеда меня рвало от этой боли (хотя уже было нечем, и никакие упражнения и ношпы мне не помогали), Макс отпросился с работы, чтобы свозить меня к врачу. Акушер-гинеколог посоветовала не тянуть и ложиться на госпитализацию сразу в четверг, т.к. подобные головные боли опасны для плода. Мы приехали сразу с вещами, взяли направление, я легла в дородовое отделение ЦПСиР на Севастопольском. Поступила я где-то в 15:00, но таблетку для стимуляции мне дали только в 19:30. К этому моменту голова прошла.

В 19:30 впервые за день я поела запеканку из столовой. Я была так голодна, что мне казалось, то была самая вкусная запеканка в моей жизни.

Около 20:30 у меня пошла кровь. Примерно в 12 ночи начались легкие схватки. Я даже сначала не распознала, что это оно, просто периодически немного тянуло живот. В 2 часа ночи я уже точно знала, что это схватки, т.к. было довольно больно и схватывало с периодичностью раз в 5 минут.

Боль все увеличивалась, и утром я уже просила дать мне обезболивающее. Пришел врач, посмотрел и сказал, что шейка еще мало раскрылась.

Потом мне уже стало сильно больно. При каждой схватке я старалась вставать, т.к. стоя схватки переносятся легче. В 9 утра, когда я уже стонала от боли, пришла другая врач, сказала, что шейка открыта хорошо, направила на клизму и в душ и после этого в родовой бокс.

В то время, когда мне ставили клизму, я уже еле ходила. Мало сказать, что это очень неприятно и неудобно сидеть на унитазе, когда тебя мучают периодические дикие боли. После процедур меня почему-то отвели опять в дородовую палату. Я уже там изнемогала, в очередной раз подошла на пост попросить обезболивающее, на что мне сказали, что меня уже должны были перевести в родовой бокс.

Перевели в 10 утра. Рядом - ни души. У меня схватки уже такой мощи, что я просто ору. Никогда бы не подумала, что я буду орать. Думала, это только в фильмах так показывают. Когда я слышала в дородовой палате крики других женщин, я думала: что за истерички? При каждой схватке теперь я думала, что эта - последняя, которую я смогу выдержать. А боль усиливалась с каждой схваткой, но в обморок я почему-то так и не падала. Я раз 10 умоляла проходящих мимо медсестер, ординаторов, врачей и анестезиолога дать мне обезболивающее или позвать моего лечащего врача, чтобы померить шейку: может, мне уже пора рожать? Но всем было пофиг. Отмазка - у нас сейчас куча других родов. После 12 дня начались схватки уже с потугами. Как я их переносила? Вцеплялась изо всех сил в ручку от койки, орала и кряхтела, как будто из меня уже что-то вылезало. Здесь мне было уже реально страшно, я не понимала, что происходит: я уже рожаю, а никого рядом нет! В этот момент я поняла, что зря не послушала советов и не позвала с собой на роды Макса - его присутствие действительно не помешало бы хотя бы для того, чтобы позвать кого-нибудь. С того момента, как меня перевезли в родовой бокс, мне поставили КТГ и постоянно отслеживали состояние плода. Но лежать я не могла, я с этим проводом так и ходила по палате, ора и крихтя и зовя на помощь всех проходивших. После 12 пришли ординаторы, сказали: все хорошо, вы скоро родите. Я не понимала - как же я скоро рожу, а врача нет?.. Опять умоляла сделать обезболивание...

Врач пришел после часа дня. Пришел не мой акушер, а какой-то молодой Кирилл Александрович. Я сначала подумала, что он тоже ординатор, но он представился врачом, а я ему сказала, что сына мы хотим тоже Кириллом назвать. Он вместе с ординаторами начали отслеживать, что там у меня происходит в матке. Просто стояли рядом и смотрели, а Кирилл говорил глубоко дышать, как будто задуваю свечку и не орать. Но как дышать и не орать? Это было сложно. Я старалась дышать, но крики так и лезли из моего горла. Ординаторша подсчитала периодичность моих схваток - каждые 2 минуты по 70 секунд. Пришла наконец-то моя акушерка. Тоже сначала говорила дышать и не тужиться (что было невозможно): то глубоко, то как собачка. Потом она сказала поставить ноги на кресло, руками обхватить поручни и по ее команде во время схваток тужиться, что есть мощи. Надувать живот, не кряхтеть, смотреть на свой пупок и давить на живот (что тоже оказалось сложно). Она постоянно говорила, что я тужусь только лицом, и что вспотеть у меня должно было все тело, а вспотело только лицо.

За одну схватку мы должны были успеть сделать 3 потуги. Первую я делала старательно, у меня получалось, на вторую и третью у меня уже не оставалось сил, как бы я не старалась. Должна отметить, что в этот день я ничего не ела, а в предыдущий съела только запеканку. Пить в день родов тоже было нельзя, а у меня постоянно пересыхало горло, и мне разрешали только немного смочить рот. Когда у нас ничего не получалось, я была в отчаянии, я думала, что никогда не смогу так сильно тужиться, я готова была уже кричать: делайте мне кесарево, что-нибудь, я не смогу!

Акушерка была хорошая (жаль,что я так и не узнала ее фамилию), она на меня не кричала, а просто спокойно говорила: "Нет, Надь, ты не достаточно тужишься! Давай сильнее, не жалей себя, разозлись на нас, что есть мощи!" Еще говорила: "Давай, Надь, сильнее, ребенок страдает!" Потом в какой-то момент она начала разрезать меня, объяснив это тем, что без разрывов ребенок сам не пролезет. Я даже не почувствовала, что она мне резала промежность наживую - схватки и потуги мучали меня куда сильнее.

Воды у меня отошли только в родовом боксе, когда приходил врач Кирилл. Он сказал, что воды прозрачные, несмотря на то, что я переходила. Кровь у меня лилась все время, а потом и вместе с водами. Моя акушерка спрашивала, сдавала ли я кровь на сворачиваемость, я сказала, что сдавала в беременность, и сворачиваемость была в норме.

В какой-то момент с третьей потуги у нас получилось - акушерка достала кровавый мешочек, раскрыла его и перерезала пуповину. Кирюшу, всего в крови, положили мне на животик. Мне захотелось разреветься.

Он закричал в первый раз, когда его сняли с моего живота и понесли в другую часть комнаты на пеленальный стол. (Второй раз он закричал, когда у него взяли кровь на определение группы и резус-фактора). Мне дали мокрую пеленку немного вытереть себя от крови. Акушерка сказала мне: "Вот видишь, а ты обезболивающее просила, сама справилась, и так лучше!"

Я несколько раз поблагодарила мою акушерку и извинилась, что так сильно кричала. Она ответила, что я кричала еще не сильно, у них бывают случаи и похуже.)

Ординаторша сказала, что малыш хорошенький, и цвет волос у него, как у меня "светлый" (хотя мой цвет волос - темный, а у Кирюши мне тогда показалось, что светло-русый). Пришла педиатр, посмотрела ребеночка и сказала, что все в норме. Акушерка показала пятнышко на ножке Кирюши и сказала, что за этим пятнышком надо понаблюдать - возможно, это родимое. Ординаторша спросила, хочу ли я взять его еще на руки, но я не успела - у меня опять начались потуги. Плацента вышла легко и с первого раза.

После этого сразу пришел анестезиолог, спросил у меня про аллергии на лекарства, дал подписать какие-то бумажки (не знаю, что там за подпись у меня получилась в таком состоянии), мне сразу поставили капельницу, сделали какой-то укол. Акушерка объяснила, что сейчас мне сделают общий наркоз, чтобы проверить матку и зашить разрез заодно. Я попросила подать свой телефон, т.к. он звонил, не переставая, постоянно - я часов с 10 утра не была в состоянии ответить маме и Максу, как у меня дела. Анестезиолог ответил, что я не успею ничего сказать. И действительно после этого я уже почти ничего не помню.

Помню, что мне снились какие-то квадратики, и я понимала, что это от наркоза и все время думала: "Вот это психоделика!" Помню, что все мое тело дико трясло и зубы стучали не переставая, как у Щелкунчика. Помню, что где-то меня перекладывали, просили перелечь, и я это понимала, но ничего не видела и не могла пошевелиться.

После этого я очнулась в 17:00 в отделении интенсивной терапии, но об этом - в следующий раз.

Позже я узнала, что родила в 14:40 (9 сентября), вес Кирюши 3470 гр, рост 52 см. Кирюше присвоили 8-9 баллов по шкале апгар, это хороший результат.

Tags: Беременность и роды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments